Влияние текстуры поверхности грудного имплантата на реакцию тканей пациента

Журнал исследования механических свойств биомедицинских материалов 88 (2018) 377-385



Оглавление доступно на ScienceDirect
Journal of the Mechanical Behavior of Biomedical Materials [Журнал исследования механических свойств биомедицинских материалов]
Домашняя страница журнала: www.elsevier.com/locate/jmbbm



Влияние текстуры поверхности грудного имплантата на реакцию тканей пациента

Михаэль Атлана, Джина Нутиб, Хунпэн Ванб, Шерри Декерб, Трейси-Энн Перриб

доцент-лектор, практикующий врач при APHP Больница Тенон, Университет имени Пьера и Марии Кюри VI, Франция, Париж, улица де ля Шин, 75020
Фармацевтическая компания Allegan plc, США, штат Калифорния, Ирвайн, Дюпон Драйв, 2525

APHP = Assistance publique - Hôpitaux de Paris - французское учреждение общественного здравоохранения



СВЕДЕНИЯ О СТАТЬЕ

Ключевые слова:
Грудные имплантаты
Рентгеновская компьютерная томография
Сканирующая электронная микроскопия
Текстура поверхности
Адгезия ткани



АННОТАЦИЯ

Актуальность исследования: текстура поверхности грудного имплантата оказывает влияние на реакцию тканей и, в конечном итоге, на функциональные характеристики изделия.

Определение различий между предоставленными текстурами поверхности важно для расчёта и оптимизации функциональных характеристик изделий.

Методы: сканирующая электронная микроскопия (СЭМ) и рентгеновская компьютерная томография (КТ) использовались для характеристики топографии и площади поверхности 12 уникальных текстур поверхности грудных имплантатов семи различных производителей. Образцы этих структур поверхности были имплантированы крысам, а реакция тканей исследовалась гистологическим методом. В отдельных опытах сила, необходимая для отделения ткани пациента от текстуры поверхности имплантата, использовалась в качестве показателя степени адгезии ткани.

Результаты исследования: СЭМ-изображение верхней части и поперечного сечения оболочек имплантата показало, что текстуры качественно различались по степени гладкости поверхности, наличию пор, размеру и открытости пор, а также по степени текстурирования.

Рентгеновская компьютерная томография отразила эти различия, при этом площадь текстурированной поверхности передней части оболочек варьировалась от 85 до 551 мм2, что на 8-602% больше, чем у плоской поверхности. Среди групп текстур было отмечено общее сходство, основанное на физической структуре поверхностей. У крыс с увеличением сложности текстуры поверхности наблюдалась повышенная дезорганизация капсулы, врастание и адгезия ткани.

Заключение: Площадь поверхности и топография текстуры грудного имплантата являются важными факторами, способствующими врастанию и адгезии тканей. На основании характеристик площади поверхности и проведенных измерений можно выделить четыре типа текстур: гладкие / нанотекстура (80–100 мм2), микротекстура (100–200 мм2), макротекстура (200–300 мм2) и макротекстура-плюс (> 300 мм2).

1. Введение

Грудные имплантаты широко используются для косметического увеличения и реконструкции груди после мастэктомии. Доступно множество типов грудных имплантатов, которые различаются по ряду физических характеристик, таких как форма, размер, гелевый материал и текстура поверхности (Атлан и соавт., 2016; Максвелл и соавт., 2014), кроме того, они различаются по химическому составу компонентов импланта, например, эластомерной оболочки (Каппель и соавт., 2014).

Выбор подходящего имплантата из множества вариантов зависит от личных предпочтений врача и пациента, а также от желаемого эстетического результата. Однако физические характеристики имплантата могут повлиять на клиническую картину и должны учитываться в процессе выбора. Это особенно справедливо в отношении текстуры поверхности имплантата, которая играет ключевую роль в формировании реакции тканей груди (Харви и соавт., 2013).

После имплантации ткани пациента воспринимают грудной имплантат как инородное тело и инициируют иммунный ответ, который может привести к образованию капсулы из коллагеновых волокон вокруг имплантата (Ефанов и соавт., 2017; Шейх и соавт., 2015). Формирование капсулы является нормальной реакцией тканей, однако может стать проблематичным, когда капсула сжимается вокруг имплантата, делая при этом грудь твердой и деформированной – это осложнение, известное как капсулярная контрактура (Хакелиус и Олсен, 1992). Считается, что направление коллагеновых волокон играет ключевую роль в капсулярной контрактуре, и что нарушение такого направления волокон может привести к снижению частоты и тяжести капсулярной контрактуры (Буи и соавт., 2015). Текстура поверхности грудного имплантата может влиять на формирование капсулы, в частности, на формирование коллагеновых волокон капсулы и адгезию ткани с изделием (Барр и соавт, 2009; Харви и соавт., 2013; Валенсия-Ласкано и соавт., 2013). Гладкий силиконовый имплантат приводит к образованию неприлипающей плотной капсулы с хорошо выровненными и структурированными коллагеновыми волокнами (Brohim et al., 1992; Danino et al., 2018).

Тем не менее, при имплантации изделия с текстурированной поверхностью, врастание ткани в текстурированную поверхность может нарушить положение окружающей капсулы, что было связано с более низкими показателями клинически значимой капсулярной контрактуры и неправильным положением капсулы по сравнению с имплантатами с гладкой поверхностью (Барнсли и соавт, 2006; Брогим и соавт., 1992; Клагстон и соавт., 1994; Дерби, Коднер, 2015; Хакелиус, Олсен, 1992, 1997; Хидон и соавт., 2015). Более глубокие и сложные текстуры способствуют ускоренному врастанию тканей (Брогим и соавт., 1992; Данино и соавт., 2001; Минами и соавт., 2006). В результате сила, необходимая для разрыва границы между капсулой и имплантатом, больше, чем у менее текстурированных поверхностей, что может снизить риск переворачивания изделия (дель Розарио и соавт., 1995; Максвелл и соавт., 2014). Более сильное врастание ткани также коррелирует с уменьшением синовиальной метаплазии в капсулах из-за снижения частоты движений между имплантатом и окружающей стромой (Йео и соавт., 1996).

Производители грудных имплантатов продолжают разрабатывать новые виды текстур поверхности имплантатов, используя различные методы для стабилизации имплантата в кармане за счет увеличения коэффициента трения или улучшения интеграции изделия с тканями груди (Дерби и Коднер, 2015; Харви и соавт., 2013 ). В данной статье мы описываем использование сканирующей электронной микроскопии (СЭМ) и рентгеновской компьютерной томографии (КT) для характеристики топографии и площади поверхности 12 уникальных текстур поверхности грудных имплантатов 7 различных производителей и на примере подопытных крыс оцениваем, как текстура поверхности влияет на формирование капсулы и адгезию тканей.

2. Методы исследования

2.1. Грудные имплантаты

Была исследована текстура поверхности оболочек 12 различных изделий грудных имплантатов (таблица 1). Каждый из этих имплантатов имеет силиконовое покрытие, за исключением Polytech Microthane, у которых полиуретановое покрытие для получения неровной губчатой поверхности. Технологии создания текстуры поверхности силиконовых имплантатов у производителей различаются. Например, текстуры Microcell, Biocell, Nagotex и Cristalline создаются с использованием различных технологий с использованием соли. Их суть заключается в том, что слой мелкозернистой соли наносится на силиконовую оболочку перед отверждением, а затем удаляется промыванием водой после отверждения. Такая технология, используемая для изготовления имплантатов Allergan Biocell, была разработана для создания в отверстиях имплантов выступов для улучшения адгезии с тканями. Для сравнения: текстура имплантатов Mentor Siltex создается методом штамповки под давлением, а текстура имплантатов Sientra True – неразглашаемым методом, который не подразумевает ни использование соли, ни штамповки под давлением (Барр и соавт., 2017; Чао и соавт., 2016; Максвелл и Габриэль, 2017).

2.2. Визуализация поверхности грудного имплантата

СЭМ использовалась для визуализации поверхности текстур грудных имплантатов с использованием одной оболочки для каждого типа имплантата (Атлан и соавт., 2016; Барр и соавт., 2017). Один диск диаметром 10 мм вырезали из передней части оболочки каждого имплантата и использовали для получения изображения сверху и поперечного среза текстурированной поверхности.

Таблица 1

Производители и виды структур поверхности грудных имплантатов.

Производители Виды текстуры имплантатов
Allergan plc (Дублин, Ирландия) Smooth texture [гладкая]
Microcell texture
Biocell texture
Eurosilicone S.A.S. (Апт, Франция) Cristalline texture
Mentor (Ирвайн, Калифорния, США) Siltex texture
Motiva/Establishment Labs (Алахуэла, Коста-Рика) SilkSurface texture
VelvetSurface texture
Nagor (Глазго, Шотландия) Nagotex texture
Polytech Health & Aesthetics (Дибург, Германия) MESMOsensitive texture
POLYtxt texture
Microthane texture
Sientra (Санта-Барбара, Калифорния, США) True texture [натуральная]

Образцы закрепляли на держателе с помощью углеродного скотча, покрывали золотом методом распыления при 25 мА в течение 2 минут и получали изображение с помощью сканирующего электронного микроскопа Hitachi S-3400N с вольфрамовой нитью с использованием электронного луча при ускоряющем напряжении 5 кВ и апертуры 0. Изображения были сняты при 40-кратном и 100-кратном увеличении для вида сверху и 40-кратном увеличении для поперечного разреза.

В отдельном эксперименте, предназначенном для изучения дополнительных методов определения характеристик пор, были получены СЭМ-изображения 2 сходных текстур пор с разных участков поверхности (например, Allergan Microcell и Allergan Biocell) для количественной оценки плотности пор, степени открытости пор, степени ровности поверхности и глубины текстуры. Подробные сведения о методах, использованных в этом эксперименте, можно найти в Приложении.

Рентгеновская компьютерная томография использовалась для определения площади поверхности текстур грудных имплантатов. Восемь дисков диаметром 10 мм были вырезаны из оболочки каждого грудного имплантата: по четыре из передней и задней части оболочки. Полная геометрия каждого диска была получена с помощью серии двумерных рентгеновских изображений (срезов), в то время как диск имплантата вращался на 360 ° под рентгеновским лучом. Эти срезы, содержащие информацию о положении диска имплантата (с разрешением вокселей 15 мкм) и плотности (шкала серого), были использованы в качестве основы для цифровой трехмерной реконструкции массива данных взятого образца (рис. 1a) (Американское общество по испытанию материалов, 2011; Лендис и Кин, 2010). Все внутренние и внешние поверхности образца имплантата были извлечены из этого массива данных КТ. Пространственная точность проекционных данных КТ проверялась на соответствие сертифицированным стандартом на проведение КТ-испытаний (рубиновый стержень длиной 4,0432 ± 0,0020 мм; компания GE Sensing & Inspection Technologies, GmbH, Вунсторф, Германия).

Вертикальный поперечный срез рентгеновского КТ-изображения использовался для измерения толщины нетекстурированной области, которая была определена как область, начинающаяся от нижней части диска до плоской области рядом с верхней частью диска или самой нижней точки любых выступов, присутствующих на поверхности (рис. 1b). Толщина нетекстурированной области измерялась по трем частям поперечного среза и усреднялась. Средняя толщина нетекстурированной области использовалась для расчета площади поверхности нетекстурированной области (боковые стороны и нижняя часть диска) по формуле для площади цилиндра, исходя из предположения, что поверхность нижней части диска является плоской. Полученную площадь нетекстурированной поверхности вычитали из общей площади поверхности диска (полученной с использованием программного обеспечения КТ), чтобы произвести измерение площади поверхности для текстурированной поверхности (верхняя часть диска) (рис. 1c). Площадь текстурированной поверхности была рассчитана в мм2, а также в процентах выше, чем у плоской поверхности. Текстурированную поверхность диска можно рассматривать как верхний круг цилиндра; следовательно, площадь плоской поверхности будет площадью поверхности круга с радиусом 5 мм (то есть 79 мм2).

2.3. Образование капсулы

Протоколы, использованные в исследованиях на животных, были одобрены Комитетом по содержанию и использованию животных. Данное исследование проводится в соответствии со стандартными операционными процедурами Национального института здравоохранения по уходу и использованию лабораторных животных и фармацевтической компании Allergan Plc. Формирование капсулы после подкожной имплантации дисков, вырезанных из оболочек различных грудных имплантатов, исследовалось на самцах крыс линии Спрег-Доули (Charles River Laboratories; Уилмингтон, Массачусетс). Для каждой текстуры поверхности имплантата исследовали в общей сложности шесть 30-миллиметровых дисков (по 3 спереди и сзади оболочки имплантата). Схема имплантации включала в себя три диска на крысу в одном из четырех мест вдоль туловища (правый черепной, правый каудальный, левый краниальный и левый хвостовой отделы). Диски имплантировали под анестезией 4% изофлурана в 2 л/мин кислорода, при этом текстурированная поверхность диска была обращена к мышце. Шесть недель спустя диск и окружающие ткани были эксплантированы, а ткань, контактирующая с текстурированной поверхностью диска, иссечена. Образцы тканей фиксировались в 10% забуференном нейтральном формалине, затем обрабатывались и заливались парафином. Далее образцы разрезались по 5 мкм и окрашивались гематоксилином и эозином (H&E) для качественной визуализации макроскопической морфологии границы поверхности ткани имплантата, включая расположение коллагеновых волокон капсулы. Окрашенные микропрепараты получали с помощью светлопольной микроскопии.


Рис. 1. Способы расчета площади текстурированной поверхности диска диаметром 10 мм, вырезанного из оболочки грудного имплантата. (a) Диск оболочки имплантата был визуализирован с помощью КТ и программного обеспечения КТ. Пороговое значение, применяемое для различения материала и воздуха, использовалось для получения значения общей площади поверхности диска. (b) Толщина нетекстурированной части оболочки измерялась и использовалась для расчета площади поверхности нетекстурированной области (A = 2πrh + 2πr2, где A - площадь поверхности, r - радиус, а h - высота). (c) Площадь текстурированной поверхности была рассчитана путем вычитания площади поверхности нетекстурированной области из общей площади поверхности, исходя из предположения, что нижняя часть диска представляла собой плоскую поверхность.


Рис. 2. На левой панели представлены СЭМ-изображения вида сверху (40-кратное и 100-кратное увеличение) и поперечного разреза текстур имплантатов Allergan Smooth, Motiva SilkSurface и Motiva VelvetSurface. Площадь поверхности варьируется от 80 до 100 мм2. На правой панели отражены репрезентативные микропрепараты капсулы на границе ткани и имплантата, окрашенные гематоксилин-эозином, спустя 6 недель после подкожной имплантации 30-миллиметровых дисков каждой текстуры поверхности крысам линии Спрег-Доули. Масштабные метки внизу гистологических изображений соответствуют 500 мкм и 100 мкм.

2.4. Адгезия тканей

Интенсивность взаимодействия между оболочкой грудного имплантата и фиброзной капсулой оценивали с помощью испытания на отслаивание на самцах крыс линии Спрег-Доули. Полоски передней части оболочек импланта шириной 1 см и длиной 4 см имплантировали под анестезией 4% изофлурана в 2 л/мин кислорода. Каждой крысе вводили по два подкожных имплантата вдоль дорсальной поверхности, один с правой стороны, а другой – с левой, причем текстурированная поверхность имплантата была обращена к мышце (n=8 на текстуру поверхности имплантата). Через шесть недель полоска и окружающая тканевая капсула были эксплантированы.

Сила адгезии ткани с текстурой поверхности имплантата измерялась максимальным усилием, которое требовалось для отделения окружающей ткани от материала оболочки. Испытания проводили с использованием универсальной испытательной машины ADMET 5601 (ADMET; Норвуд, Массачусетс) с датчиком нагрузки 22 фунта (9,98 кг). Иссеченную тканевую капсулу и прикрепленную полоску имплантата закрепляли отдельными зажимами на механическом испытателе и раздвигали со скоростью 2 мм/с. Тестирование продолжалось до полного отделения ткани от полоски имплантата. Была зарегистрирована максимальная сила или максимальное значение на кривой «сила-смещение».

2.5. Обработка статистических данных

Площадь поверхности текстур имплантатов, определенная с помощью рентгеновской компьютерной томографии, была исследована с использованием методов описательной статистики. Сравнение площади текстурированной поверхности передней и задней частей оболочки имплантата было выполнено с использованием двухвыборочного t-критерия, достоверность которого достигается при P≤0,05. Различия в силе адгезии тканей оценивали с использованием модели дисперсионного анализа при помощи критерия Тьюки.


Рис. 3. На левой панели представлены СЭМ-изображения вида сверху (40-кратное и 100-кратное увеличение) и поперечного разреза текстур имплантатов Polytech MESMOsensitive, Mentor Siltex и Allergan Microcell. Площадь поверхности варьируется от 100 до 200 мм2. На правой панели отражены репрезентативные микропрепараты капсулы на границе ткани и имплантата, окрашенные гематоксилин-эозином, спустя 6 недель после подкожной имплантации 30-миллиметровых дисков каждой текстуры поверхности крысам линии Спрег-Доули. Масштабные метки внизу гистологических изображений соответствуют 500 мкм и 100 мкм

3. Результаты исследования

3.1. Визуализация поверхности грудного имплантата

СЭМ-изображение показало, что текстуры имплантатов визуально различались по ровности поверхности, наличию пор, их размеру и открытости, а также по глубине текстурирования. Тем не менее, было отмечено общее сходство между группами текстур. Текстуры имплантатов Allergan Smooth, Motiva SilkSurface и Motiva VelvetSurface выглядели относительно плоскими, с небольшой глубиной текстурирования или без нее, но отличались неровностями поверхности (рис. 2; панели СЭМ). У имплантатов Polytech MESMOsensitive, Mentor Siltex и Allergan Microcell отличались наличием пор или узелков, а по сравнению с имплантами Allergan Smooth, Motiva SilkSurface и Motiva VelvetSurface, их текстуры отличаются повышенной сложностью (рис. 3; изображения СЭМ). Текстуры других видов имплантатов продемонстрировали, в свою очередь, увеличение неровностей на поверхности, а также большую глубину. Их можно было сгруппировать по внешнему сходству (рис. 4 и 5; панели СЭМ).

Для количественной оценки различий между текстурами имплантатов использовалась рентгеновская КТ для измерения площади поверхности текстуры. Площадь текстуры поверхности диска диаметром 10 мм передней части оболочки 12 изделий грудных имплантатов составляла от 85 до 551 мм2, и, соответственно, их текстура поверхности была на 8-602% больше, чем у плоской поверхности (79 мм2) (таблица 2). Для большинства имплантатов достоверных различий между передней и задней частью площади текстурированной поверхности не было выявлено, за исключением Mentor Siltex (125 против 143 мм2; P = 0,02), Allergan Biocell (213 против 248 мм2; P <0,01) и Polytech POLYtxt ( 347 против 431 мм2; P = 0,01), у которого площадь текстурной поверхности задней части оболочки была больше, и Nagor Nagotex (337 против 278 мм2; P <0,01), у которого, наоборот, больше была площадь передней части оболочки.

Результаты эксперимента, предназначенного для сравнения характеристик поверхности оболочки имплантатов на основе расчетов плотности пор, степени открытости пор, степени ровности поверхности и глубины текстуры, продемонстрировали, что эти характеристики могут использоваться для дифференцирования текстур поверхности имплантатов. Более подробную информацию о результатах проведенного исследования можно найти в Приложении.

3.2. Формирование капсулы

Формирование капсулы в качестве реакции на текстуру поверхности имплантата было качественно исследовано через 6 недель после подкожной имплантации 30-мм дисков, вырезанных из оболочки каждого имплантата. Репрезентативные срезы, окрашенные H&E, иллюстрирующие общую морфологию границы между тканью и имплантатом, показаны на рис. 2–5 (панели гистологии).

В целом морфология ткани капсулы совпадала с топографией поверхности имплантата независимо от того, с какой части оболочки имплантата были диски: с передней или задней. Морфология капсул была сходной для всех групп текстур поверхности, причем текстуры с большей площадью поверхности демонстрировали неорганизованное выравнивание коллагеновых волокон. Ткань вдоль границы между имплантатом и тканью у текстур с наименьшей площадью поверхности (Allergan Smooth, Motiva SilkSurface и Motiva VelvetSurface) была в основном плоской, а коллагеновые волокна капсулы были выровнены параллельно поверхности. У Polytech MESMO, Mentor Siltex и Allergan Microcell вдоль границы между тканью и имплантатом наблюдались небольшие выступы ткани, которые вносили небольшую дезорганизацию в ориентацию коллагеновых волокон. У Allergan Biocell, Sientra True, Eurosilicone Cristalline, Nagor Nagotex, Polytech Polytxt и Polytech Microthane были обнаружены более крупные и заметные выступы тканей, что привело к несимметричному расположению коллагеновых волокон и созданию более неорганизованной морфологии капсулы. Морфология капсулы Polytech Microthane содержала фрагменты текстурированного материала (см. Прозрачный материал на рис. 5), который можно было обнаружить по всей ткани капсулы; у других имплантатов этого не наблюдалось.

3.3. Адгезия тканей

Пиковое усилие, необходимое для отделения окружающей тканевой капсулы от текстур поверхности разного типа, было проанализировано с помощью испытания на отслаивание через 6 недель после имплантации. Как показано на рис. 6, пиковое усилие, необходимое для разделения ткани и имплантата, обычно возрастает по мере увеличения сложности текстуры поверхности.


Рис. 4. На левой панели представлены СЭМ-изображения вида сверху (40-кратное и 100-кратное увеличение) и поперечного сечения текстур имплантатов Allergan Biocell, Sientra True, Eurosilicone Cristalline. Площадь поверхности варьируется от 200 до 300 мм2. На правой панели отражены репрезентативные микропрепараты капсулы на границе ткани и имплантата, окрашенные гематоксилин-эозином, спустя 6 недель после подкожной имплантации 30-миллиметровых дисков каждой текстуры поверхности крысам линии Спрег-Доули. Масштабные метки внизу гистологических изображений соответствуют 500 мкм и 100 мкм.

Пиковое усилие составляло приблизительно 0,3 Н для имплантатов Allergan Smooth и Motiva VelvetSurface, 0,5–0,6 Н – для Allergan Microcell и Mentor Siltex и 0,9–1,9 Н – для Sientra True и Allergan Biocell. Пиковое усилие для поверхностей с наибольшей площадью варьировалась (0,5 Н для Polytech POLYtxt, 1,7 Н для Nagor Nagotex и 4,6 Н для Polytech Microthane). Сила адгезии, необходимая для разделения, была значительно больше для Polytech Microthane, чем для других текстур (P <0,05). Сила адгезии текстур имплантатов Allergan Biocell и Nagor Nagotex значительно отличалась (все P <0,05) от текстур с меньшей площадью поверхности (Allergan Smooth, Motiva VelvetSurface, Allergan Microcell и Mentor Siltex), причем Biocell также значительно отличался по сравнению с Mentor Siltex. (P <0,05).


Рис. 5. На левой панели представлены СЭМ-изображения вида сверху (40-кратное и 100-кратное увеличение) и поперечного сечения текстур имплантатов , Nagor Nagotex, Polytech Polytxt и Polytech Microthane. Площадь поверхности составляла > 300 мм2. На правой панели отражены репрезентативные микропрепараты капсулы на границе ткани и имплантата, окрашенные гематоксилин-эозином, спустя 6 недель после подкожной имплантации 30-миллиметровых дисков каждой текстуры поверхности крысам линии Спрег-Доули. Масштабные метки внизу гистологических изображений соответствуют 500 мкм и 100 мкм. На окрашенных гематоксилин-эозином микропрепаратах Polytech Microthane, прозрачный материал, обозначенный стрелками, является текстурированным материалом.

Таблица 2
Площадь поверхности текстуры передней и задней части оболочки каждого грудного имплантата. Текстура поверхности имплантата определяется с помощью рентгеновской компьютерной томографии.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                
Текстура имплантата Средняя (до) площадь текстурной поверхности в мм2 Средний %, на который площадь текстурной поверхности больше плоской поверхностиa
Передняя часть Задняя часть Передняя часть
Allergan Smooth 85 (4) 85 (4) 9
Motiva SilkSurface 85 (1) 85 (2) 8
Motiva VelvetSurface 90 (2) 89 (2) 14
Polytech MESMOsensitive 115 (7) 119 (5) 47
Mentor Siltex 125 (4) 143 (8) 60
Allergan Microcell 145 (4) 132 (12) 85
Allergan Biocell 213 (10) 248 (7) 171
Sientra True 218 (6) 244 (16) 178
Eurosilicone Cristalline 293 (8) 307 (17) 273
Nagor Nagotex 337 (9) 278 (12) 329
Polytech Polytxt 347 (16) 431 (37) 341
Polytech Microthane 551 (21) 585 (46) 602

ДО – допустимое отклонение
Площадь гладкой поверхности составляет 79 мм2 для диска диаметром 10 мм.
Внутренняя часть оболочки не является плоской и входит в общую площадь поверхности.

4. Обсуждение результатов

Наше исследование уникально тем, что оно устанавливает связь между физическими свойствами имплантата и физиологическими рабочими характеристиками, а также морфологией тканей. Гистологические исследования помогают обеспечить биологический контекст для количественных измерений и основу для лучшего понимания роли особенностей текстуры поверхности имплантата в клинических условиях. Другие исследования включали анализ изображений и оценку in vitro адгезии фибробластов, макрофагов или бактерий к поверхности оболочки, но не связывали эти факторы с данными in vivo (Барр и соавт., 2009, 2017; Джонс и соавт., 2018; Валенсия-Ласкано и соавт., 2013). Описание физических свойств поверхности имплантата является ключом к пониманию того, как текстура поверхности может повлиять на реакцию ткани на грудной имплантат. Топография и площадь поверхности 12 текстур поверхности имплантата семи различных производителей были исследованы с помощью СЭМ и КТ. Различия в текстуре поверхности могут отражать различия в процессе производства каждого имплантата (Чао и соавт., 2016). Например, текстуры Allergan Microcell, Allergan Biocell, Nagor Nagotex и Eurosilicone Cristalline получают путем воздействия соли на силиконовую оболочку перед отверждением. Хотя у них схожие структуры, похожие на открытые поры, они различаются по шероховатости поверхности и глубине пор, поскольку в процессе изготовления каждой текстуры соль удаляется разными методами. Для сравнения: текстура поверхности Mentor Siltex создается с использованием технологии штамповки под давлением (Чао и соавт., 2016). Текстура Polytech Microthane сделана из полиуретана и изготовлена по другой технологии в отличие от других имплантатов, участвующих в данном исследовании. В результате, внешне он не похож на другие текстуры: у него тонкий скелетный каркас с сообщающимися элементами, который создает гораздо более глубокую текстуру. Важно понимать, что все текстуры поверхности значительно отличаются друг от друга, и анализ площади поверхности текстуры - лишь один из способов их сравнения. Поверхность имплантата планируется оценивать и по другим критериям, например, по шероховатости, что позволит провести более расширенное исследование. Это особенно верно в отношении поверхностей с более гладкой текстурой, где незначительные различия в однородности текстуры поверхности могут помешать исследованию с помощью КТ из-за ограничений разрешения аппарата (15 мкм) (Американское общество по испытанию материалов, 2011). В настоящем исследовании не изучалась потенциальная роль различий в химическом составе поверхностей имплантатов, и поэтому нельзя сделать никаких выводов относительно влияния этих различий на конечные результаты.

СЭМ-изображения демонстрируют, что, хотя характеристики текстурированных поверхностей изменяются (а именно размер пор, количество пор), глубина и сложность текстур позволяют группировать их на основе сходства внешнего вида текстуры и глубины. Такие группы также отражают диапазоны площади текстуры поверхности, определенные с помощью КТ. Таким образом, мы предлагаем четыре вида текстур (гладкая / нанотекстура, микротекстура, макротекстура и макротекстура-плюс) на основе сходства визуальных наблюдений и измерений площади поверхности, причем площадь поверхности, степень и глубина текстурирования увеличиваются в соответствии с классификацией (рис. 7). Среди членов этой классификации группа с гладкой / нанотекстурой имеет сходства по глубине текстуры, хотя у нанотекстуры шероховатость поверхности может быть несколько больше, чему у поверхности с гладкой текстурой. Эта группа включает изделия с площадью текстурированной поверхности 80–100 мм2, в нее входят: Allergan Smooth, Motiva SilkSurface и Motiva VelvetSurface; микротекстура включает изделия с площадью текстурной поверхности 100–200 мм2, в нее входят: Polytech MESMOsensitive, Mentor Siltex и Allergan Microcell; макротекстура включает изделия с площадью текстурной поверхности 200–300 мм2, в нее входят: Allergan Biocell, Sientra True и Eurosilicone Cristalline; а макротекстура-плюс включает изделия с площадью поверхности текстуры более 300 мм2, в нее входят: Nagor Nagotex, Polytech POLYtxt и Polytech Microthane.

Используя СЭМ и лазерную конфокальную визуализацию, Барр и его коллеги разделили 13 текстур, имеющихся на рынке, по критерию шероховатости поверхности на четыре основные группы, которые они назвали нано-, мезо-, микро- и макротекстурами (Барр и соавт., 2017). Наличие выступа, связанного с порами, было использовано для подклассификации микротекстур и макротекстур. Описанная здесь система классификации не соответствует напрямую системе, описанной Барром и коллегами. Она скорее отражает различия в исследуемых поверхностях имплантатов, способах и методах, используемых для характеристики текстуры поверхности. Информация, полученная при топографическом анализе текстурированных грудных имплантатов, зависит от используемой методики, при этом недавнее исследование показало, что интерферометрия в белом свете может служить альтернативой лазерной конфокальной визуализации (Гарабедян и соавт., 2017). Тем не менее, классификации, предложенные в настоящем исследовании, а также Барром и его коллегами, представляют собой концептуальную основу среди множества доступных имплантатов, которые могут помочь в общении между хирургами и исследователями, а также оказать помощь хирургам в выборе правильного имплантата, отвечающего потребностям пациента.


Рис. 6. Среднее значение ± допустимого отклонение силы адгезии, необходимой для отделения ткани капсулы от поверхности имплантата, проанализированное спустя 6 недель после имплантации различных структур поверхности крысам линии Спрег-Доули. Н = 8 для каждой текстуры. Значения, не имеющие общей буквы, существенно различаются (P ≤ 0,05).



Рис. 7. Классификация текстур грудных имплантатов, основанная на площади текстурированной поверхности. СЭМ-изображения поперечного разреза каждой текстуры имплантата разделены по категориям в соответствии с величиной площади текстурированной поверхности, измеренной по передней части оболочки с помощью рентгеновской компьютерной томографии.

Результаты настоящего исследования не только помогают классифицировать текстуры поверхности имплантата, но и затрагивают вопросы, касающиеся вариабельности текстуры одного имплантата. На примере одного имплантата определена низкая вариабельность текстуры поверхности среди множества образцов, взятых из передней части оболочки, а также среди множества образцов, взятых из задней части оболочки, которые анализировались отдельно. Статистически значимые различия в текстуре поверхности между передней и задней частью оболочки наблюдались у четырех имплантатов (Mentor Siltex, Allergan Biocell, Nagor Nagotex и Polytech POLYtxt), причем наибольшая разница наблюдалась у оболочек имплантатов Polytech POLYtxt. Приведенные различия могут не иметь клинического значения, поскольку данные об адгезии тканей показывают, что большие различия в текстуре поверхности между имплантатами не всегда приводят к статистической разнице в адгезии тканей (например, адгезия ткани у более сложной текстуры Sientra TRUE ненамного больше, чем адгезия тканей у менее сложной текстуры Mentor Siltex). Вариабельность текстуры имплантата между передней и задней частью оболочки, скорее всего, связана с технологиями, используемыми для изготовления различных текстур имплантатов. Несмотря на различия в текстуре поверхности передней и задней части, классификация каждой текстуры осталась прежней, за исключением Nagor Nagotex и Eurosilicone Cristalline. Nagor Nagotex была классифицирована как макротекстура-плюс на основании исследования передней части, но она могла бы быть отнесена к макротекстуре на основании исследования задней части. Противоположная картина наблюдалась у Eurosilicone Cristalline.

Результаты гистологии этого исследования обеспечивают визуализацию интеграции тканей и демонстрируют, что текстуры в пределах данной классификации площадей поверхности имели схожую морфологию капсул, что подтверждает предложенное группирование текстур. Фиброзная капсула имела прямую взаимосвязь с текстурой поверхности с организованной волоконной структурой, расположенной параллельно поверхности гладких / нанотекстурных имплантатов, и нарушенной, более неорганизованной структурой, характерной для имплантатов с макротекстурой и макротекстурой-плюс. В частности, врастание ткани увеличивалось по мере увеличения сложности текстуры поверхности, начиная с гладкой / наноструктуры, заканчивая макротекстурой-плюс. Пиковое усилие исследованных имплантатов, необходимое для разделения ткани и имплантата, обычно увеличивалось согласно классификации текстуры поверхности от гладкой / нанотекстуры до микротекстуры и макротекстуры. Две из трех текстур поверхности в классификации «макротекстура-плюс» также требовали значительного пикового усилия для отделения имплантата от ткани. Тем не менее, Polytech POLYtxt был исключением, поскольку относился к макротекстуре-плюс на основании размера площади поверхности, однако демонстрировал такую же адгезию ткани, как для имплантов из группы микротекстур. На СЭМ поперечный срез текстуры поверхности POLYtxt продемонстрировал большие, почти полностью закрытые поры, тогда как изображение верхней части поверхности продемонстрировало волнистую поверхность с небольшой глубиной текстуры или без нее (которая была похожа на гладкую / нанотекстуру). Хотя закрытые поры способствовали дополнительному исследованию общей площади поверхности текстуры, отсутствие глубины и открытости на поверхности текстуры, вероятно, объясняло минимальную адгезию ткани.

Предыдущие исследования продемонстрировали, что тканевая капсула, формирующаяся вокруг имплантата, точно повторяет поры текстуры поверхности, с которыми она соприкасается (Николсон и соавт., 2007). На основе визуального обследования у поверхностей макротекстуры и макротекстуры-плюс отмечены самые глубокие и самые большие поры, что, таким образом, обеспечивает бóльшую интеграцию тканей (за исключением POLYtxt), учитывая наличие больших выступов ткани вдоль границы между капсулой и имплантатом и большую силу, необходимую для отделения ткани от материала оболочки. Гладкие имплантаты / имплантаты с нанотекстурой имеют гладкую и неправильную микроструктуру без пор, что ограничивает количество участков для врастания тканей и, следовательно, снижает возможность адгезии ткани к имплантату. Данные наблюдения подтверждают, что характеристики пор являются особенностью текстуры поверхности имплантата, которая в наибольшей степени влияет на адгезию ткани. Cравнение пор методом количественной оценки (подробности отражены в Приложении), обнаруженных в текстурах Allergan Microcell и Allergan Biocell, подтверждает эту гипотезу. Технология изготовления текстуры Biocell разработана для создания более глубоких пор, чем в текстуре Microcell, однако выступы на поверхности текстуры Biocell формируют края над порами. В результате открытость поверхности уменьшается, что позволяет ткани закрепляться в более глубоких порах (Барр и соавт., 2017), что приводит к большей адгезии тканей к текстуре Biocell, чем к текстуре Microcell. Наибольшую адгезию тканей продемонстрировал имплантат Polytech Microthane с полиуретановым покрытием. Также он продемонстрировал уникальную морфологию капсулы, отличавшуюся от других имплантатов в классификации «макротекстура-плюс». Хотя химический состав этого имплантата может инициировать дополнительные измерения, потребуются дальнейшие исследования для различения относительной значимости топографии текстуры поверхности и химического состава. В то время как сильная адгезия тканей и уникальный пример интеграции тканей могут быть желательными в клиническом аспекте, было продемонстрировано, что полиуретановое покрытие на имеющихся на рынке имплантатах со временем разрушается (Кастель и соавт., 2015). Разработка имплантата с аналогичной структурой с открытыми порами, который сохраняет свою структурную целостность и обеспечивает желаемые биологические и клинические характеристики, может стать основным направлением в разработке будущего имплантата. Новая подкатегория имплантатов, определяемая их уникальной структурой пор, может быть результатом доступности для приобретения такого имплантата.

5. Заключение

Данные этого исследования демонстрируют, что вариации текстуры поверхности имплантата напрямую влияют на структуру и морфологию капсулы и, в свою очередь, влияют на адгезию капсулы к имплантату. Усложнение текстуры поверхности может заметно изменить патофизиологию реакции на инородное тело, что приведет к большему разрастанию тканей и таким образом нарушит организацию волокон капсулы и увеличит адгезию тканей.

Следовательно, площадь поверхности является важным фактором, способствующим врастанию и адгезии тканей. Полученные результаты обеспечивают лучшее понимание картины в отношении свойств текстуры поверхности грудных имплантатов, что позволяет классифицировать имплантаты, анализируемые в настоящем исследовании, на группы на основе их характеристик поверхности.

Благодарности

Помощь в написании и редактировании была предоставлена авторам компанией Peloton Advantage, Парсиппани, штат Нью-Джерси, при финансовой поддержке компании Allergan plc, Дублин, Ирландия. Гонорары и иные выплаты за авторство не производились.

Роль источника финансирования

Это исследование спонсировалось компанией Allergan plc, Дублин, Ирландия. Михаэль Атлан, Джина Нути, Хонпен Ван, Шерри Декер и Трейси-Энн Перри участвовали в разработке плана исследования; в сборе, анализе и интерпретации данных; при написании отчета; и в решении представить статью для публикации.

Об авторах статьи

Михаэль Атлан – консультирующий специалист на научно-медицинских семинарах, разработал обучающие презентации для компании Allergan. Джина Нути - сотрудник компании Allergan plc. Хунпэн Ван - сотрудник компании Allergan plc. Шерри Декер - сотрудник компании Allergan plc. Трейси-Энн Перри была сотрудницей компании Allergan во время проведения исследования и подготовки рукописи.

Приложение A. Дополнительная информация

Дополнительные данные, связанные с этой статьей, можно найти в онлайн-версии по ссылке: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1751616118307513

Список литературы

ASTM International, 2011. Standard Guide for Computed tomography (CT) Imaging Designation: E1441–11. ASTM International, West Conshohocken, PA. [Американское общество по испытанию материалов, 2011. Базовое руководство по компьютерной томографии (КТ) и расшифровке изображений: E1441–11. Американское общество по испытанию материалов, Западный Коншохокен, штат Пенсильвания] Atlan, M., Bigerelle, M., Larreta-Garde, V., Hindie, M., Hedén, P., 2016. Characterization of breast implant surfaces, shapes, and biomechanics: a comparison of high cohesive anatomically shaped textured silicone, breast implants from three different manufacturers. Aesthet. Plast. Surg. 40, 89–97. [Атлан М., Бижерель М., Ларетта-Гард В., Инди М., Эден П., 2016. Исследование поверхностей, форм и биомеханических свойств грудных имплантатов: сравнение силиконовых анатомических грудных имплантатов с высоко когезивным наполнителем трёх различных производителей. Эстетическая пластическая хирургия 40, 89-97] Barnsley, G.P., Sigurdson, L.J., Barnsley, S.E., 2006. Textured surface breast implants in the prevention of capsular contracture among breast augmentation patients: a metaanalysis of randomized controlled trials. Plast. Reconstr. Surg. 117, 2182–2190. [Барнсли Дж.П., Сигурдсон Л.Дж., Барнсли С.Э., 2006. Роль текстурированных поверхностей имплантатов в предотвращении капсулярной контрактуры у пациентов с аугментационной маммопластикой: сравнительный анализ рандомизированных контролируемых исследований. Реконструктивно-пластическая хирургия 117, 2182-2190.] Barr, S., Hill, E., Bayat, A., 2009. Current implant surface technology: an examination of their nanostructure and their influence on fibroblast alignment and biocompatibility. Eplasty 9, e22. [Барр С., Хилл Э., Баят А., 2009. Современные технологии обработки поверхностей имплантатов: исследование их наноструктуры и влияния на группирование фибробластов и биосовместимость. Журнал Эпласти 9, изд. 22] Barr, S., Hill, E.W., Bayat, A., 2017. Functional biocompatibility testing of silicone breast implants and a novel classification system based on surface roughness. J. Mech. Behav. Biomed. Mater. 75, 75–81. [Барр С., Хилл Э. В., Баят А., 2017. Исследование функциональной биосовместимости силиконовых грудных имплантатов и новейшая классификационная система, основанная на шероховатости поверхности имплантатов. Журнал исследования механических свойств биомедицинских материалов. 75, 75-81] Brohim, R.M., Foresman, P.A., Hildebrandt, P.K., Rodeheaver, G.T., 1992. Early tissue reaction to textured breast implant surfaces. Ann. Plast. Surg. 28, 354–362. [Брогим Р.М., Форесмэн П.А., Хилдебрандт П.К,, Родхивер Дж.Т., 1992. Немедленная реакция тканей на текстурированную поверхность грудных имплантатов. Вестник пластической хирургии 28, 354-362] Bui, J.M., Perry, T., Ren, C.D., Nofrey, B., Teitelbaum, S., Van Epps, D.E., 2015. Histological characterization of human breast implant capsules. Aesthet. Plast. Surg. 39, 306–315. [Буй Дж.М., Перри Т., Рен С.Д., Нофри Б., Тейтельбаум С., Ван Эппс Д.Э., 2015. Гистологические свойства капсул грудных имплантатов. Эстетическая пластическая хирургия 39, 306-315] Castel, N., Soon-Sutton, T., Deptula, P., Flaherty, A., Parsa, F.D., 2015. Polyurethanecoated breast implants revisited: a 30-year follow-up. Arch. Plast. Surg. 42, 186–193. [Кастель Н., Сун-Саттон Т., Дептула П., Флаэтри А., Парса Ф.Д., 2015. Еще раз о полиуретановых грудных имплантатах: подведение итогов 30 лет спустя. Архивы пластической хирургии 42, 186-193] Chao, A.H., Garza 3rd, R., Povoski, S.P., 2016. A review of the use of silicone implants in breast surgery. Expert Rev. Med. Devices 13, 143–156. [Чао А.Г., Гарза Р. 3-й, Повоский С.П., 2016. Обзор использования силиконовых имплантатов в маммопластике. Всё о медицинских изделиях 13, 143-156] Clugston, P.A., Perry, L.C., Hammond, D.C., Maxwell, G.P., 1994. A rat model for capsular contracture: the effects of surface texturing. Ann. Plast. Surg. 33, 595–599. [Клагстон П.А., Перри Л.С., Хэммонд Д.С., Максвелл ДЖ.П., 1994. Капсулярная контрактура на примере подопытных крыс: влияние текстуры поверхности. Вестник пластической хирургии 33, 595-599] Danino, A., Rocher, F., Blanchet-Bardon, C., Revol, M., Servant, J.M., 2001. A scanning electron microscopy study of the surface of porous-textured breast implants and their capsules. Description of the "velcro" effect of porous-textured breast prostheses. Ann. Chir. Plast. Esthet. 46, 23–30. [Данино А., Роше Ф., Бланшет-Бардон С., Револь М., Серван Ж.М., 2001. Исследование поверхности грудных имплантатов с пористой текстурой и их капсул методом сканирующей электронной микроскопии. Описание эффекта «липучки» протезов груди с пористой текстурой. Вестник эстетической пластической хирургии 46, 23-30] Danino, M.A., Efanov, J.I., Dimitropoulos, G., Moreau, M., Maalouf, C., Nelea, M., Izadpanah, A., Giot, J.P., 2018. Capsular biofilm formation at the interface of textured expanders and human acellular dermal matrix: a comparative scanning electron microscopy study. Plast. Reconstr. Surg. 141, 919–928. [Данино М.А., Ефанов Ж.И., Димитропулос Г., Морё М., Маалуф С.., Нели М., Изадпанах А., Жио Ж.П., 2018. Формирование капсульной биопленки между эспандерами с текстурированной поверхностью и бесклеточным дермальным матриксом человека: сравнительное исследование методом сканирующей электронной микроскопии. Реконструктивно-пластическая хирургия 141, 919-928] del Rosario, A.D., Bui, H.X., Petrocine, S., Sheehan, C., Pastore, J., Singh, J., Ross, J.S., 1995. True synovial metaplasia of breast implant capsules: a light and electron microscopic study. Ultrastruct. Pathol. 19, 83–93. [дель Розарио А.Д., Буй Х.З., Петрочине С., Шихан С., Пасторе Дж., Синх Дж., Росс Дж.С., 1995. Истинная синовиальная метаплазия капсул грудных имплантатов: исследование методом световой и электронной микроскопии. Ультраструктурная патология 19, 83-93] Derby, B.M., Codner, M.A., 2015. Textured silicone breast implant use in primary augmentation: core data update and review. Plast. Reconstr. Surg. 135, 113–124. [Дерби Б.М., Коднер М.А, 2015. Использование текстурированных грудных имплантатов с силиконовым наполнителем при первичной аугментационной маммопластике: обзор и новейшие данные. Реконструктивно-пластическая хирургия 135, 113-124] Efanov, J.I., Giot, J.P., Fernandez, J., Danino, M.A., 2017. Breast-implant texturing associated with delamination of capsular layers: a histological analysis of the double capsule phenomenon. Ann. Chir. Plast. Esthet. 62, 196–201. [Ефанов Ж.И., Жио Ж.П., Фернандез Дж., Данино М.А., 2017. Текстурирование грудного имплантата, связанное с расслоением капсульных слоев: гистологический анализ феномена двойной капсулы. Вестник эстетической пластической хирургии 62, 196-201] Garabedian, C., Delille, R., Deltombe, R., Anselme, K., Atlan, M., Bigerelle, M., 2017. A multi-topographical-instrument analysis: the breast implant texture measurement. Surf. Topogr. 5, 025004. [Гарабедян С., Делилль Р., Дельтом Р., Ансельм К., Атлан М.. Бижерелль М., 2017. Исследование с использованием нескольких топографических инструментов: анализ текстуры грудного имплантата. Топография поверхности: метрология и свойства 5, 025004] Hakelius, L., Ohlsen, L., 1992. A clinical comparison of the tendency to capsular contracture between smooth and textured gel-filled silicone mammary implants. Plast. Reconstr. Surg. 90, 247–254. [Хакелиус Л., Олсен Л., 1992. Клиническое сравнение тенденции к капсулярной контрактуре между гладкими и текстурированными силиконовыми имплантатами молочной железы, заполненными гелем. Реконструктивно-пластическая хирургия 90, 247-254] Hakelius, L., Ohlsen, L., 1997. Tendency to capsular contracture around smooth and textured gel-filled silicone mammary implants: a five-year follow-up. Plast. Reconstr. Surg. 100, 1566–1569. [Хакелиус Л., Олсен Л., 1997. Тенденция к капсулярной контрактуре вокруг гладких и текстурированных силиконовых имплантатов молочной железы, заполненными гелем. Реконструктивно-пластическая хирургия 90, 247-254] Harvey, A.G., Hill, E.W., Bayat, A., 2013. Designing implant surface topography for improved biocompatibility. Expert Rev. Med. Devices 10, 257–267. [Харви А.Г., Хилл Э.В., Баят А., 2013. Разработка топографии поверхности имплантата для улучшения биосовместимости. Все о медицинских изделиях 10, 257-267] Headon, H., Kasem, A., Mokbel, K., 2015. Capsular contracture after breast augmentation: an update for clinical practice. Arch. Plast. Surg. 42, 532–543. [Хидон Х., Касем А., Мокбел К., 2015. Капсулярная контрактура после аугментационной маммопластики: новые данные для клинической практики. Архивы пластической хирургии 42, 532-543] Jones, P., Mempin, M., Hu, H., Chowdhury, D., Foley, M., Cooter, R., Adams Jr, W.P., Vickery, K., Deva, A.K., 2018. The functional influence of breast implant outer shell morphology on bacterial attachment and growth. Plast. Reconstr. Surg (In Press). [Джонс П., Мемпин М., Гу Х., Чодхари Д., Фоли М., Кутер Р., Адамс В.П. мл., Викери К., Дева А.К., 2018. Функциональное влияние морфологии внешней оболочки грудного имплантата на присоединение бактерий и их рост. Реконструктивно-пластическая хирургия (в печати)] Kappel, R.M., Klunder, A.J.H., Pruijn, G.J.M., 2014. Silicon chemistry and silicone breast implants. Eur. J. Plast. Surg. 37, 123–128. [Каппель Р.М., Клундель А.ДЖ.Х., Пруджин Дж.Ж.М., 2014. Химический состав кремния и силиконовые грудные имплантаты. Европейский журнал о пластической хирургии 37, 123-128] Landis, E.N., Keane, D.T., 2010. X-ray microtomography. Mater. Charact. 61, 1305–1316. [Ландис Э.Н., Кин Д.Т., 2010. Лучевая микротомография. Свойства материалов 61, 1305-1316] Maxwell, G.P., Gabriel, A., 2017. Breast implant design. Gland Surg. 6, 148–153. [Максвелл Дж.П., Габриэль А., 2017. Конструкция грудного имплантата. Хирургия желез 6, 148-153] Maxwell, G.P., Scheflan, M., Spear, S., Nava, M.B., Hedén, P., 2014. Benefits and limitations of macrotextured breast implants and consensus recommendations for optimizing their effectiveness. Aesthet. Surg. J. 34, 876–881. [Максвелл Дж.П., Шефлан М., Спир С., НАва М.Б., Эден П., 2014. Преимущества и недостатки грудных имплантатов с макротекстурой и согласованные рекомендации по оптимизации их эффективности. Журнал об эстетической хирургии] Minami, E., Koh, I.H., Ferreira, J.C., Waitzberg, A.F., Chifferi, V., Rosewick, T.F., Pereira, M.D., Saldiva, P.H., de Figueiredo, L.F., 2006. The composition and behavior of capsules around smooth and textured breast implants in pigs. Plast. Reconstr. Surg. 118, 874–884. [Минами Э.,Ко Л.Х., Вайцберг А.Ф., Шиффери В., Розвик Т.Ф., Перейра М.Д., Салдива П.Х., де Фигейредо Л.Ф., 2006. Состав и свойства капсул вокруг гладких и текстурированных грудных имплантатов на примере свиней. Реконструктивно-пластическая хирургия 118, 84-884] Nicholson, K., Abramova, L., Chren, M.M., Yeung, J., Chon, S.Y., Chen, S.C., 2007. A pilot quality-of-life instrument for acne rosacea. J. Am. Acad. Dermatol. 57, 213–221. [Николсон К., Абрамова Л., Шрен М.М., Ен Дж.,Чон С.У, 2007. Пробный инструмент для оценки качества жизни с акне розацеа. Журнал Американской Академии Дерматологии 57, 213-221] Sheikh, Z., Brooks, P.J., Barzilay, O., Fine, N., Glogauer, M., 2015. Macrophages, foreign body giant cells and their response to implantable biomaterials. Materials 8, 5671–5701. [Шейх З., Брукс П.Дж., Барзилей О., Файн Н.,Глогёр М., 2015. Макрофаги, гигантские клетки инородных тел и их реакция на имплантируемые биоматериалы. Материалы 8, 5671-5701] Valencia-Lazcano, A.A., Alonso-Rasgado, T., Bayat, A., 2013. Characterisation of breast implant surfaces and correlation with fibroblast adhesion. J. Mech. Behav. Biomed. Mater. 21, 133–148. [Валенсия-Ласкано А.А., Алонсо-Разгадо Т., Баят А., 2013. Описание поверхностей грудных имплантатов и корреляция с адгезией фибробластов. Журнал исследования механических свойств биомедицинских материалов 21, 133-148] Yeoh, G., Russell, P., Jenkins, E., 1996. Spectrum of histological changes reactive to prosthetic breast implants: a clinicopathological study of 84 patients. Pathology 28, 232–235. [Йео Г., Рассел П., Дженкинс Э., 1996. Спектр гистологических изменений, связанных с протезами грудных имплантатов: клинико-патологическое исследование 84 пациентов. Патологии 28, 232-235.]



Заказать звонок Написать сообщение Войти в кабинет хирурга
Запись на прием
Пожалуйста, заполните форму.
Наш консультант свяжется с вами

Требуется ваше согласие!

Написать сообщение
Пожалуйста, заполните форму.
Наш консультант свяжется с вами

Требуется ваше согласие!

Заказ звонка
Пожалуйста, заполните форму.
Наш консультант свяжется с вами

Требуется ваше согласие!